Loading...

Россия и Япония - Сахалин и Курилы

Когда-то свыще 70 лет назад в 1947 году премьер-министр Японии Тэцу Накаяма (социалист между прочим и автор плана административных реформ, без реализации которых вряд ли случилось бы "японское экономическое чудо") заявил, что "..вероятнее, могу отказаться почти от всего наследства трех десятков моих предшественников - но останусь верным и я и японский народ навсегда заявлению принца и премьера Нарухико в 1945 году!".

02001

Мы как-то не замечаем, но японцы верны традициям : когда в августе 1945 г. стало очевидным, что война проиграна, и было принято решение согласиться с условиями капитуляции, Хигасикуни-но-мия Нарухико был назначен премьером (единственный раз представитель императорской фамилии) с целью обеспечить прекращение боевых действий и демобилизацию и продемонстрировать народу готовность Императорского дома принять ответственность за перемены.

Осенью 1945 г. ушёл в отставку, вступив в конфликт с оккупационной администрацией из-за отмены «Закона о правопорядке» 1925 года и намерении осуществить отбор территорий у Страны Восходящего Солнца. «Можете попытаться реализовать передачу японских земель хоть СССР, хоть Франции, - но это не значит, что я смирюсб с этим до конца дней своих. И пока буду жив я и мои дети и внуки и их потомки -, Япония не забудет, что Сахалин и Филиппины - это ее территория», - гордо заявил он тогда Макартуру.

Нарухико прожил 102 года - дольше кого-либо из правящего Императорского дома в Японии, он несколько раз побывал и в СССР , он добился от еще премьера Франции Помпиду дезавуации заявления о правах Франции на Сахалин и Курилы (как-никак Лаперуз объявлял их собственностью французской короны), - принц не дожил до распада СССР , который предсказывал, надеясь, что Дальний Восток станет самостоятельной территорией, ассоциирующейся с Японией.

Нарухико был против Мирного договора без полного возврата территорий, но за широкое экономическое сотрудничество - оно приблизило бы, по его мнению, восстановление исторической справедливости!
Курильские острова и Сахалин — территории, которые одновременно можно считать и самым молодым, и старейшим «приобретением» России. Их исследование казаками началось еще в XVII веке, но полностью в состав страны они вошли лишь по итогам Второй мировой войны. За это время свои претензии на острова предъявляли европейские страны и Китай, а Япония несколько десятков лет управляла ими.

020020200302004
В российских документах Курильские острова впервые упоминаются в 1646 году в связи с экспедицией Ивана Москвитина к Охотскому морю и описанием неким казаком Нехорошко Колобовым местных жителей — айнов. При этом известно, что к тому времени территории уже посетили голландские и японские исследователи.
Параллельное изучение и освоение островов происходило в течение полутора веков. За это время на Курилах побывали экспедицииДанилы АнцифероваиИвана Козыревского, Ивана ЕвреиноваиФедора Лужина, Ивана Антипина и Дмитрия Шаблина. Последнему удалось привести в российское подданство более полутора тысяч человек, живущих на южных островах — Кунашире и Итурупе. Так что день, когда Шаблин завершил свою миссию и отправился обратно в Охотск (24 июня 1778 года), считается датой вхождения Курил в состав Российской империи.
Правда, японцы с этим не согласились. Они активно организовывали на Кунашире и Итурупе заставы для охраны, правительство Японии запрещало русским ходить на эти острова. Дело доходило даже до конфликтов — русских рыбаков вынуждали покинуть свои территории, а военные уничтожали все свидетельства принадлежности земель России.
Более мирная обстановка была на Сахалине: фактически остров оставался совместным и нераздельным владением двух стран. Но юридическая неопределенность все же существовала и мешала как развитию земель, так и торговым отношениям.
Первый более-менее конкретный, но весьма неуверенный шаг к решению противоречий был сделан в 1855 году, когда между Россией и Японией было заключено первое дипломатическое соглашение — Симодский трактат. Помимо прочего, документ разграничил владения двух стран. Контрольным рубежом стал пролив Фризе — все Курильские острова, находящиеся севернее него, переходили России, а южнее, Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, — Японии. Такую цену российское правительство было готово отдать за доступ к японскому рынку.
Вместе с тем документ не урегулировал статус Сахалина, из-за чего окончательно противоречия между сторонами сняты не были. Проблема стала критической, когда через три года — в 1858-м в состав России вошло Приамурье, что усилило геополитическую значимость острова для империи. Это подтолкнуло страны начать новые переговоры «об обмене территориями». Их результатом стал Петербургский договор 1875 года, по которому Сахалин целиком переходил России, Японии же отдавались все без исключения Курильские острова.

02005
Но таким положение оставалось недолго. Через 30 лет после провальной для нашей страны русско-японской войны Токио удастся заполучить южную часть Сахалина, а затем еще и оккупировать северную его часть. Восстановить историческую справедливость Москве удастся лишь в 1945 году после капитуляции Японии во Второй мировой войне. С тех пор Курильские острова и Сахалин — неотъемлемая часть России.
Во владении Японии Южный Сахалин пробыл без малого 40 лет, но за это время он сыграл решающую роль в становлении воинственной империи, которая станет одним из зачинщиков войны 1939—1945 годов.
В 1907 году на Южном Сахалине была создана отдельная административная единица — префектура Карафуто. Уже в 1920-м ей был официально присвоен статус внешней японской территории, после чего управление ею перешло к министерству по делам колоний. А в 1943 году префектура и вовсе была переведена в разряд «внутренних земель» — событие, уникальное для японских колоний.
Объяснить такую «карьеру» достаточно просто. Сахалин — кладезь природных ресурсов, которых Японии всегда не хватало. Здесь сосредоточены существенные запасы углеводородов и угля, немало золота и древесины и, конечно же, полно рыбы. Такое богатство позволило стране в течение нескольких десятков лет сделать существенный экономический рывок.
Именно переработка ресурсов на первых порах была основной отраслью экономики Карафуто. Для этого еще до образования префектуры в 1906 году на Южном Сахалине зарегистрировалось около 1200 различных предприятий. При этом добыча ресурсов происходила хищническим образом: наиболее ценные леса массово вырубались, животные, в частности соболь и калан, — отстреливались, рыба — вылавливалась.
Ближе к 1920-м в Карафуто начали осваивать и другие ресурсы. Важное место заняла нефть, добыча которой на шельфе острова в итоге позволила снизить вдвое зависимость от американских энергоресурсов и создать предпосылки для создания мощного флота. Также большие деньги вкладывались в развитие инфраструктуры — в строительство мостов и железных дорог, которых было проложено порядка 700 км.
Предполагалось, что развитие острова позволит перейти к масштабному переселению сюда японцев. Вместе с тем общая численность населения префектуры и так стремительно росла: к 1943 году в Карафуто жило 390 тыс. человек против двух тысяч в начале XX века. Автохтонное население при этом не жаловали: айнов, нивхов и ороков, которые населяли остров до этого, согнали в резервации, где их учили японскому языку и основным трудовым навыкам.
Однако планам по освоению острова так и не суждено было сбыться. В середине 1930-х Япония перевела хозяйство на военные рейсы, в Карафуто массово начали сгонять дешевую рабочую силу – корейцев. Их на Сахалин для подготовки к войне в период с 1936 по 1945 годы было привлечено порядка 40 тыс.
Но даже такой мощный «десант» не позволил Японии выйти из войны победителем. Как результат — Страна восходящего солнца лишилась Южного Сахалина. И это стало для нее существенным ударом — другого такого источника ресурсов у Токио больше не появится.
Меньше внимания японцы уделяли Курильским островам, поскольку их «природные данные» значительно уступали тем, что были у Сахалина. Некоторые острова и вовсе оказались непригодны для жизни — известно, что в 1840 году население российских Курил составляло всего 212 человек. Так что даже теперь на них находятся исключительно военные объекты.
Однако после передачи Японии островам так или иначе нашлось применение. Например, крупнейший остров цепи — Итуруп — был заселен японскими колонистами. По данным на 1930 год, там проживало порядка 6300 человек. По переписи того же года на Кунашире место себе нашли порядка 8300 японцев. Еще около тысячи человек поселились на Шикотане. Сюда в 1883 году со средних и северных Курил были свезены айны. Так остров стал их новым местом компактного проживания.
Колонизаторы, как правило, занимались разведением домашнего скота и фермерским сельским хозяйством, но основным видом деятельности была добыча рыбы. Так, рыбаки Шикотана контролировали до 20% мирового промысла китов. Однако, как и на Сахалине, вылов носил массовый характер, из-за чего рыбацкие деревушки быстро пустели и так же быстро возникали.
Большего же японцам за долгие годы владения создать не удалось. Хотя необходимо признать тот факт, что освоение некоторых островов был начато именно ими. Сегодня некоторые из них, в частности Итуруп, — единственные заселенные в целых городских округах.

0200602007

--
Геннадий Орешкин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить