Loading...

Защитники Пулковской обсерватории сожгли чучело «МИНКУРАНа»

LCPXkix08s4Как сообщается на странице ВК "Сохраним Пулковскую обсерваторию", 10 марта — в последний день масленичных гуляний — близ стройки Setl City в защитной парковой зоне Пулковской обсерватории прошел необычный перформанс. Участники флешмоба сожгли чучело восседающего на двухметровом подъемном кране демона МИНКУРАНа, символизирующего отрицательные качества чиновников от науки — жажду легкой наживы и равнодушие к судьбам Отечества.

Вокруг костра активисты устроили традиционный масленичный хоровод.


Защитники Пулковской обсерватории сожгли чучело «МИНКУРАНа»

ГАО РАН успешно работала на мировом уровне — до тех пор, пока земля в охранной зоне не заинтересовала крупных инвесторов. Ни действующее руководство Пулковской обсерватории, ни Российская академия наук (РАН), ни Министерство культуры не сочли нужным вступаться за одно из крупнейших научное учреждений страны. Подъемные краны «Зеленого квартала» (ранее — «Планетограда») готовы к работе, а в случае ввода в эксплуатацию жилого комплекса засветка и тепло от него убьют ценнейшие астрометрические наблюдения и могут стать причиной закрытия Пулковской обсерватории как научного центра.

 

Восстановленную после Великой Отечественной войны обсерваторию уничтожают в угоду космическим прибылям строительных компаний. По почти мистическому совпадению проведение пулковской Масленицы совпало со пятидесятиминутной встречей группы депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга — Бориса Вишневского, Оксаны Дмитриевой, Максима Резника, Сергея Трохманенко, Надежды Тихоновой, а также Александра Егорова и Андрея Анохина с врио губернатора города Александром Бегловым. Среди важнейших для Петербурга вопросов в повестку был включен и пункт о Пулковской обсерватории.

 

Комментарий депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Бориса Вишневского по итогам встречи с врио губернатора Александром Бегловым

#saveastro #планетоград #setlcity #югтаун #пулковскаяобсерватория#зеленыйквартал #беглов #выборы #наука #астрономия #строительство

Друзья, вернулся со встречи с Бегловым, кратко подвожу итоги. 

Обобщенное впечатление – «немного лучше, чем могло бы быть, но хуже, чем хотелось».
 
В первую очередь, потому, что собрав восемь депутатов (Вишневский, Дмитриева, Резник, Трохманенко, Ковалев, Тихонова, Егоров, Анохин) и выделив около 50 минут, практически невозможно обсудить сложнейшие городские проблемы. Может быть, это случайность и Беглов просто очень занят. А может быть, нас специально поставили в такие условия, где реальный диалог почти невозможен, потому что каждый из депутатов хочет успеть что-то сказать и спросить и все на бегу… 
 
По пунктам. 
 
 
1. Пулковская обсерватория. В начале встречи мы с удивлением узнали от Беглова, что главные защитники Пулковской обсерватории – депутат ЗС Анохин и депутат ГД Боярский. Именно они, оказывается, участвовали в переговорах, благодаря которым «Сэтл Сити» согласился вчетверо снизить объемы строительства «Планетограда». Никто из защитников Пулковской обсерватории их ни разу в глаза не видел. И никаких следов их письменных запросов и ответов на них на эту тему нет. И предложение об отказе от части строительства прозвучало от застройщика еще в конце года – без всякой привязки к Анохину и Боярскому. Но главное – в другом: предложение застройщика вообще не решает проблему. Никак. Все равно, это окажет самое пагубное воздействие на работу обсерватории и качество астрометрических наблюдений. Я передал Беглову требования защитников обсерватории, одно из ключевых – заставить КГИОП признать оценку воздействия строительства на охраняемые панорамы и ландшафты Пулковских высот, выполненную С.Б.Горбатенко, и направить ее в ЮНЕСКО. Вместо этого КГИОП отправил туда оценку воздействия, сделанную по заказу застройщика, где, естественно, все в шоколаде. 
2. Конюшенное ведомство. Беглов сказал, что они продолжают поиск инвесторов. Я ответил, что полтора года вопрос «висит», что осенью 2017 года Совет по культурному наследию обсуждал две инвестиционные концепции, и отверг обе, как рискованные для памятника. И что разумнее было бы, чтобы проектом занимался город: выделить бюджетные деньги на реставрацию здания и затем компенсировать вложения за счёт доходов от аренды помещений в самом сердце города. Беглов сказал, что он готов обсуждать оба направления – «инвестиционное» и «городское». Правда, осталось неясным, как именно это будет делаться. Готовлю новый запрос. 
3. Фарфоровское кладбище. Беглов начал с того, что заявил, что застройщик ведет строительство на фундаменте бывшего кинотеатра «Спутник». Но это не так. Я передал ему схему, где ясно видно, что строительство идет далеко за пределами фундамента – там, где могут быть (и скорее всего, были) воинские захоронения. И сказал, что еще год назад передавал все эти материалы Полтавченко, требуя остановить стройку. Но ничего не было сделано, в результате «Ликострой» практически все уже застроил, весь участок, с нулевым отступом от границ. И теперь надо хотя бы включить в реестр ОКН оставшийся участок, и установить памятный знак на месте захоронений. 
4. Охтинский мыс. Беглов сказал, что там много памятников, и что надо их сохранять. Но проблема в том, - и я это сказал, - что сегодня только Карлов бастион Ниеншанца находится под охраной, а все остальное – нет. И что Минкульт отказывается признавать экспертизы, которые делали питерские археологи. И что в этой ситуации лучшее, что можно сделать – вернуться к идее выкупа участка у «Газпрома», о чем я писал Полтавченко еще в 2013 году. И тогда сделать там археологический парк-музей. 
5. Музей Достоевского. Здесь есть «плюс»: Беглов сказал, что он будет действовать в соответствии с мнением жителей. Я сказал, что это мнение уже высказано: 20 декабря 2018 года на собрании жителей района единогласно поддержали мое предложение не застраивать участок между домами 5 и 9 по Кузнечному переулку и вернуть сквер в ЗНОП. Беглов ответил, что будет действовать в соответствии с этим мнением, и что он всегда так делает. Что же, посмотрим. Но запрос направлю все равно. Чтобы убедиться. 
6. Присутствие СМИ на «малом правительстве». Где в закрытом режиме решают многие вопросы. Беглов сказал, что там присутствует только пресс-служба. Но журналисты говорят, что это не так, и пускают «Петербургский дневник», 78 канал и других «своих». Это категорически неверно. Если действительно, как говорит Беглов, надо дать возможность членам правительства в закрытом режиме что-то обсуждать, не опасаясь разглашения – значит, никого из СМИ не пускайте. Или пускайте всех. 
7. Ответы Беглова на наши запросы, где есть три строчки за его подписью, а затем «информация» с предложением обратиться к вице-губернатору или главе комитета, без подписи, и за которую никто не отвечает. Мы все сказали, что такого быть не должно – Беглов должен отвечать сам. Он ответил, что есть 50 депутатов ЗАКСа, 1300 (почему? Их куда больше) депутатов МСУ, а еще депутаты Госдумы… И что он очень много чего должен подписывать. Мол, не успевает. Я напомнил, что Полтавченко как-то справлялся. Но безрезультатно. 
Резюме: честно говоря, ничего особенного и не ждал. Ожидания оправдались. Хорошо, что хоть что-то услышали, и что встретились. Но куда лучше было бы, если Беглов с самого начала стал принимать депутатов по вопросам их депутатской деятельности, как и положено по закону и Уставу города. Первое обращение к нему я написал 5 октября – через два дня после его назначения. А попал только сейчас. Да и то лишь в коллективе. Полтавченко никогда не отказывал депутатам в приеме.
P.S. Небольшое дополнение. 
Конечно, спросили про парк на Смоленке - буквально в нескольких словах успели. Беглов сказал, что территория уже в ЗНОП, а процесс замены участка идет. В письме, которое я ему оставил, было еще сказано о проблемах возвращения в ЗНОП территории в Муринском парке, о возвращении в ЗНОП участков парка 300-летия Петербурга и о переносе объектов ОЭЗ "Новоорловская", где вырубают лес.
 
 
Битва за Пулковский высоты: реконструкция событий 1942 года 
 
 

Ученые знаменитой Пулковской обсерватории протестуют - меньше, чем в километре от телескопов начинается строительство жилого квартала "Планетоград". Они считают, что стройка, а потом и сами жилые дома "ослепят" их аппаратуру световым и тепловым излучением. Строители утверждают, что выполняют все ограничения, наложенные руководством обсерватории и здания никак не помешают научным наблюдениям. И говорят, что строительство вокруг Пулково ведется уже давно, и небеса над обсерваторией давно стали непригодными для наблюдений.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить